на главную

 

  

 

 

    СУДЬБА  МОЯ…

                 (жизнеописание)

 

 

Мир движется вперёд

благодаря тем, кто страдает…

Лев Толстой

 

Что без страданий жизнь поэта?

Лермонтов «Бои»

  

 

 

Первые годы…

В этот раз первые три года моей ударной жизни начались по месту рождения на славянской земле, при восточной границе Европы и Азии, в городе Челябинске, где наш дом из лиственницы по улице Хлебной был в окружении пятиэтажек в центре города. Это удивительно – областной мегаполис, и вдруг в центре деревянные частные дома…. И до сих пор это всё сохранилось. Последний раз мне довелось побывать там примерно в 2010 году, и один домик моей родины  был даже жилой из трёх оставшихся.

Мама работала фельдшером в челябинском родильном доме, по улице Тимирязева, где я и выпорхнул на земной свет. 23 сентября, 1956 года Огненной Обезьяны, в 1041 впервые раздался мой громоподобный крик о благополучном прибытии в подлунный мир, где природа воскресным солнечным утром встречала мой выход на арену жизни, когда толкать стрелки вперёд я начал уже самостоятельно. И в то время мне было ещё неизвестно, что говорят о данном дне древние жрецы Майя….

Родился я довольно переношенный (9,5 мес.), и уже с очень кудрявой головой. Завитушки настолько бросались в глаза, что прозвище «Пушкин» сразу же прилипло. Именно  так называли меня многие на улице Хлебной, как только я начал ходить….

И помню я себя жизнерадостного с тех пор, как  пил материнское молоко. Точнее, мама не могла отучить меня от груди, когда уже было пора. Будучи честным советским фельдшером, она боялась разного рода колдовства, сглаза…, и не прибегала ни к каким антисоветским методам. Но кричал Евгений Геннадьевич мятежным голосом так!  громко, что никто в доме спать уже не мог. Даже соседи по улице лишились безмятежного сна по ночам.

Евгений и Геннадий – имена греческого происхождения, и оба имеют один и тот же перевод – Благородный. Так распорядилась судьба. И вот, этакое громогласное дважды благородие родилось с уже кудрявой головой, твёрдым осмысленным взглядом. и требующим еды без лимита.

И когда пришло время…, мама вынужденно пригласила нужную тётю, которая сделала определённый магический ритуал на отказ отпрыска от грудного вида довольствия. Помню, как на табурет около печи водрузили тазик, в этот таз поставили моё непокорное медицинским книжкам живое тело, которое знахарка  поливала водой с насыпанной туда золой из печи, что-то шепча при этом. И только после этой операции я согласился вычеркнуть материнское молоко из своего меню.

Так, бессознательно ещё, и уже во младенчестве мне пришлось соприкоснуться с таинствами Духовного мира, большинству непонятными  ни тогда, ни после…. Но результат был получен реальный и мгновенный! От осознания такого действа, хочешь-нехочешь, а поверишь в силу духа над плотью. 

Детство моё протекало в здоровой полноценной семье, хотя оказалось, что был я в ту пору …«незаконнорожденный», поскольку родители пока не имели счастья отметиться в ЗАГСе, и вступить в непонятное слово «брак». Но отца своего я помню с младенчества, и немалую заботу его обо мне.

Ходить я начал, когда мне го́да ещё не было, и радостно бежал встречать главу семьи с работы, который трудился кочегаром на паровозе. Завидев его,  идущего по поляне со стороны старого челябинского элеватора, я бежал к нему навстречу. Он снимал с себя рабочую сумку, из которой малец высыпа́л всё на траву, и всегда находил награду в виде карамельки.

Бабушка моя Евдокия всегда лежала на кровати, и часто просила чрезмерно резвого внука посидеть рядом, рассказать, чем дышит мир за окном. Но мне было скучно такое занятие, и хотелось движения….

А говорить и бегать я начал очень рано, причём вопреки медицинским нормам, разговор мой понимали все взрослые с улицы, так внятно и ясно я  мог объясняться уже сразу. Обычно такого не бывает, но в моём случае было именно так. И только буква «р» зазвучала в голосе лишь когда мне перевалило за третий год.

Дед, бывало, водил меня в кино, но почему-то постоянно мы смотрели только скучный балет на льду, который я ну совсем не любил.  Красота движений человеческого тела меня не интересовала с самого начала земного бытия.

Однажды мы осчастливили своим вниманием цирк, где были гонки на мотоциклах по вертикальной стене. Самое яркое впечатление от зрелища – газовая камера, нечем дышать, и в дыму ничего толком не видно. Больше я и в цирк не хотел.

Дед Василий был из оренбургских казаков, и в прошлом лихой кавалерист. В молодости он верхом на лошади галопом, из карабина попадал в копейку со 100 шагов. Дед имел наградную саблю, где на клинке около эфеса была выгравирована надпись: «Василию Лаврентьевичу Гусеву за боевую доблесть от командарма Блюхера».  Так что, я казачий сын и внук, хотя только по мужской линии. Где-то и сейчас эта сабелька у кого-то схоронена….

Дед, будучи лихим рубакой, за всю Гражданскую войну ни разу не был ранен, и имел отменное здоровье. В застолье ему сразу наливали кружку, поскольку он выпивал всегда только одну первую, во что нальют. Не помню, чтобы дед был когда-то пьяным. И до самой старости он имел все зубы, которые у него никогда не болели.

Самой желанной ягодой в нашем саду для меня была малина. Часто дед находил меня в зарослях кустов, где стоял вкуснейший малиновый аромат…. А рядом в детском металлическом корыте всегда была налита вода, в которой я часто плескался, уже тогда подтверждая свою, в этот раз и летающую, и водоплавающую фамилию.

 

Рядом с Челябинском в 30 км раскинулась деревня Калачёво, где в то время жили мои бабушка и дедушка – мамины родители. И мы всем семейством периодически туда наведывались в гости. И вот, однажды я увязался за стайкой пацанов купаться. Мне с водоплавающей фамилией…, было легко разбежаться и сигануть в воду с маленького обрывистого берега. Нырнув, я не закрывал глаза, желая увидеть, где тут рыбы живут, но не успел.  Следом за мной тут же бросился мой дядя Вася, мамин младший брат лет 12-ти тогда, который и вытащил меня любознательного на берег.

Как-то раз, я увязался с Васюткой пасти стадо деревенских коров. И вот, парни сели у костра пообедать, а я чуть в сторонке за бугорком стал прутком замахиваться на рогатых животных. И молодой бычок, решив поиграть, подошёл, и повалив меня на траву, стал катать по ней моё тельце своими уже проступившими рожками. Кричал я громко, и не победоносным кличем. Васютка услышал, и прибежал отогнать рогатого агрессора. Зато, домой я шёл исцарапанный с ног до головы, и всем встречным говорил, что пришлось побыть партизаном.

Дед Роман, отец мамы, был бухгалтером по профессии, и таки замечательно радовал слух мальца, играя на балалайке. А в огороде по тем временам насыщался травкой привязанный маленький козлик, и я, помня бодливого бычка, опасался пройти мимо этого персонажа, который был с такими же уже рожками. И вот, мой дядюшка Васютка посоветовал …ублажить козлика песнопением под дедову балалайку, что я и сделал. Но на мой творческий подвиг козёл не реагировал должным образом, и …пельмени из него были на радость всему семейству.

На́божная бабушка Капитолина в Калачёвке всегда привечала меня добрыми чувствами и угощениями. В моём детстве она часто читала шёпотом книгу «Граф Монте-Кристо», и под этот шёпот я всегда сладко засыпал. От бабушки буквально веяло теплом, уютом и вместе с тем твёрдостью характера….

 

В Челябинске к нам на улицу Хлебную часто приезжала сестра отца тётя Зоя Бетина с мужем Иваном, служившим в КГБ, куда его направили работать из челябинского депо. Зная сегодняшнее отношение к этой конторе, скажу, что дядя был честный человек, ведь в советское время в этой организации не держали лиц с запятнанной совестью.

Когда дядя Ваня приезжал, он всегда совал мне в руки свой табельный пистолет, чтобы я не мешал взрослым побеседовать. А на нашем Хлебном бульваре жил пьяница П. Б., который часто, напившись, гонял пацанов. И вот, взяв в руки оружие, я вышел из дома, и направив ствол на П. Б., отчётливо сказал: «Я тебя сейчас убью». Мне было тогда года 2,5 примерно, но «противник» – бывший фронтовик - отрезвел моментально. Так я впервые стал защищать народ от агрессора, носившего самодельную Звезду героя СССР. А потом П. Б. приходил жаловаться дяде Ване, что тот оружие мальцу в руки даёт, не догадываясь, что пистолет-то был без патронов.

С Бетиными часто приезжала их дочь Танюха (родились мы с разницей в несколько месяцев), с которой мы в детстве часто весело играли. Они жили в Челябинске по улице Свердловской, и у них была машина “Москвич-401”. Это первый автомобиль в моей жизни, где я уже тогда руководил движением.

Старший сын Бетиных – Александр старше меня лет на 10. Как человек, он смолоду всегда очень весёлый и жизнерадостный. Впоследствии мы стали не только братьями, но и друзьями по жизни.

 

Много картин всплывает сейчас из детства. Люди вокруг жили трудно, но весело. И работать хотели все…. Даже сейчас, перечитывая эти строки, хорошо чувствую, как из того доброго времени веет дуновением теплоты….

 

Родители в 1959 году поехали от Урал-камня, покорять Сибирь, завербовавшись в Норильск. И вскоре лихой казак дед Василий повёз внука в первое большое путешествие по белому свету – на Крайний Север.

Ехали мы сперва поездом, а потом теплоходом «Композитор Прокофьев» по Енисею до Дудинки, где нас и встретил отец. Путешествие было для меня …познавательным. Дед всё время терял меня на теплоходе, и обнаруживал в разных местах: то в машинном отделении, то на капитанском мостике. Люди в тельняшках позволяли мне ВСЁ! Очевидно, в обыденной жизни судовождения я был весёлым любознательным явлением с вечной улыбкой на жизнерадостном лице.

 

 

Детство…

 

Суровой норильской погоды я не замечал. Всё было хорошо и терпимо, когда тебя окружают люди честные. И это несмотря на то, что ве́тры в ту пору были настолько сильными, что человека просто сдувало, и по улице были натянуты канаты, за которые держались прохожие. Погодка была, что называется, “мама не горюй”.

Сейчас и ве́тров таких уже нет, и север старых времён часто показывают только с обязательным наличием арестантов. Но не помню, чтобы взрослые говорили о тюрьмах, зеках, и прочих подобных делах. Это сейчас в городах криминал растёт, а в то время он уменьшался, потому что люди доверяли властям. Норильск  был обычным советским городом, и очень дружные люди там жили, привыкшие помогать друг другу всегда и во всём.

Например, перед посадкой в самолёт, стоя в очереди на регистрацию, у незнакомых норильчан даже денег можно было занять, чтобы заплатить за перевес. И я, когда вырос, занимал соседям, и мне занимали. Такие отношения в народе редкость, но так было….  Атмосфера жизни повсюду присутствовала очень доброжелательная.

Первое время наша семья жила на улице Комсомольской 4, где хозяйкой была двоюродная сестра моего отца. Там же я впервые “осчастливил” своим появлением  детский сад, который находился практически в соседнем доме.

Естественно, что в саду были для всех обязательные правила, и из данного учреждения строгого режима я постоянно …сбегал.  Когда группу выводили на прогулку, мне любознательному пришлось перелазить через низенький каменный забор, и уходить в странствия. В дошкольном возрасте у меня не ощущалось интереса проводить время со своими сверстниками. Хотелось путешествий…. Меня искали с милицией, и находили постоянно в кинотеатре “Родина”, который был поблизости, и где сутра до обеда всегда показывали мультики и фильмы для детей. Дверь на выход из зала тогда не запирали, и я с другими мальцами пробирался в сладкий мир кино. Там меня сорванца частенько и находила милиция, дабы вернуть в родные пенаты.

Перед Новым годом 1961 нашу группу повели на телецентр, и показывали потом по недавно открывшемуся телевидению. В те времена и слова такого «телеканал» никто не произносил. Телевизор и всё. Но это было событие! На фото не видно названия данного доплазменного предка, но это “Енисей-2”, а фото делал мой отец.

Петь я умел с раннего детства, но в Норильске горло часто болело ангиной. И мама отвела меня на операцию, где мне удалили гланды, и я лежал три дня в палате со взрослыми. Соседи однажды спросили меня: “Сколько лет маме?” – на что я ответил, что мама моя уже старенькая, ведь у неё брови под мышками растут. И когда моя 24-летняя мама пришла забирать горемычного сына домой, то все мужчины встретили мою “старушку” очень весело, рассказав ей мнение её потомка, чем и ввели даму в смущение. И с тех пор болеть я перестал совсем, чем очевидно и прибавил работы для милиции по поискам непоседливого юного весельчака.

Мама работала в детской поликлинике, которая находилась прямо в нашем дворе. Но вскоре отец получил жильё по улице Комсомольской 036, и мы переехали туда, где и проходило всё моё дальнейшее детство. Там вскоре я узнал по радио, что человек полетел в космос, а позднее услышал, что Бога там он не видел. В те годы я принимал подобную информацию уже естественно, как само собой разумеющееся. Отец и мама в то время были неверующими, как и большинство.

В это время у меня появилась сестра Елена. Весёлое непоседливое создание, при котором я стал уже нянькой. Родители были на работе, а на меня – ученика 2-го класса -  возлагались функции воспитателя.

 

 

   Школа № 3, куда я ходил с 1-го по 3-й класс, была моим первым серьёзным учебным процессом. Весёлая жизнь с играми “в сопку” - когда кто-то один стоит на вершине снежной горки, а остальные игроки стараются спихнуть его оттуда. Тогда я и не предполагал, что вся видимая мной жизнь будет напоминать в следующем тысячелетии данную не слишком умную детскую забаву, и называться карьерным ростом.   

Первая учительница, Августа Николаевна, была просто замечательным человеком. Запомнил её по улыбке и доброму нраву. И в ту пору мой класс назывался “Первый “Е”.  Пять! – первых классов было в одной только школе Норильска. Дети рождались в большом количестве, и без всяких государственных программ, вроде материнского капитала. Народ был счастливым в советской стране, и я в то время думал, какая это большая радость – родиться здесь, а не где-то в капитализме. Чувственность людей в те годы росла в правильном направлении, иначе, никто не испытывал бы радости и воодушевления…. Церковной власти тогда  не было ни видно, ни слышно….

 

Гора снега, которую бульдозер нагребал в каждом дворе уже в октябре, была притягательным развлечением. Меня часто чуть ли не силой загоняли домой сушить одежду, но моя душа непоседы рвалась в мир,  на свободу…, к яркому звёздному небу, завораживающему взгляд. 

Детство моё норильское уже тогда было на …побережье. Рядом с домом по Комсомольской 36, непосредственно метрах в пятидесяти, был берег озера “Щучка”, краешек которого виден на фото (внизу слева). Щуки в том водоёме никогда не водились, а вот, ондатру приходилось видеть часто.  Там же проходили и наши летние гонки на плотах. Озеро было очень холодное, и купаться мы ходили за пригорок, на озеро “Долгое”, где вода была тёплой круглый год, поскольку в тот водоём сливалась горячая вода с охлаждения турбин ТЭЦ. И в том же озере на фонтанах пацаны для развлечения ловили мелкую рыбёшку. Литровая банка, марлевая повязка с дыркой, и хлебные крошки, - самое простое средство лова рыбы, которую никто не ел, кроме кошек. 

 

Учиться я начал очень хорошо. Оценки в первых классах были на высоте. И в то время мне запомнилась плачущей девочка из моего класса, Ира Короткевич, папу которой забрали на войну во Вьетнам. Мне было очень её жаль. Так я впервые увидел и почувствовал неподдельное детское горе.

После третьего класса дети нашего дома были переведены в школу №8. Тамара Тимофеевна Лямзина – на 5 лет стала моим новым классным руководителем и учительницей математики. И в ту пору открылась мне истина: насколько я полюбил свою учительницу, настолько же я не люблю все «точные науки». Склонность к поэтическому, духовному восприятию жизни уже тогда стала незримо на меня влиять.

Хотя, и гуманитарные предметы я тоже не очень любил, мягко говоря. И литература мне не нравилась. Все Фонвизины, Митрофанушки, Чацкие… вызывали в душе тоску и отчаяние, до такой степени всё это было мне чужим. Это теперь я знаю, что школьная программа пыталась вбить мне в голову то, что было лишним, порой даже вредным, и никак не влияло на жизнь вообще. И допускаю, что это было лишним только для меня…. Если ребёнок учится плохо, учиться не хочет…, - то окружающая его действительность направляется куда-то не в нужное русло. Характерно, что именно та школьная программа изначально воспитала людей, которые сделали потом новый поворот к капитализму. Словом, заканчивал я 8-й класс школы с одними уже тройками. Насколько успешно всё начиналось, настолько посредственно всё закончилось.

В старших классах я “заболел” музыкой уже серьёзно. Результат дедовой балалайки и моих концертов перед козлом… - перешёл на более высокий уровень. Отец мой играл на аккордеоне, гитаре, и пел очень неплохо даже для публичных выступлений. Он добыл семиструнный инструмент, и дал мне первый урок игры на нём…. Шофёрская песня “Есть по Чуйскому тракту дорога…”, стала первой, которую я впервые исполнял перед публикой на школьном вечере в 8-м классе. И в том же классе я играл роль Деда Мороза в школьном спектакле. Брежневское время так и не смогло заглушить во мне стремления к искусству.

В этом же времени началось увлечение Сергеем Есениным…

 

Пой же, пой. На проклятой гитаре,

Пальцы пляшут твои в полукруг.,

Захлебнуться бы в этом угаре,

Мой последний, единственный друг…

 

И быстро это движение завершилось переходом к эстрадным исполнителям.

Поскольку известнейшие композиторы (Ю. Антонов, В. Матецкий) говорят и показывают, что музыкальные учебные заведения не готовят таланты, то из школы после 8 класса я направился в ГПТУ-17, где учился на …авто-слесаря. Мама была категорически против того, чтобы я уходил из школы, но отец сходил познакомиться с руководителем моей группы, и дал добро.

Мастер группы Крылосов Лев Львович, очень был уважаем всеми пацанами, чего добиться у подростков способен воспитатель редкий. Он ходил с нами подростками в походы, и мы все его любили, как второго отца. Лёва, как мы между собой его называли, приносил из дома кинопроектор, и показывал фильм с троицей Вицин, Никулин, Моргунов, и мы все хохотали, когда показ шёл задом наперёд. Незабываемые ощущения детства…

К памятным впечатлениям юности относится и получение шрама на лицо через всю щеку. Однажды. какой-то пьяный пристал к знакомой мне девушке. Я вступился, и в благородной битве за честь дамы встретил удар бутылкой по голове…. Сознание не терял, но искры из глаз действительно видел. Далее был хирургический стол и прочее…. Но Лев Львович сказал, что шрамы украшают лицо мужчины….   

А когда были похороны Льва Львовича, мы все, кто смог, пришли проводить любимого мастера в последний путь. Это был Педагог с большой буквы. Если бы не Лёва, судьба многих его учеников могла бы сложиться по-другому.  А ведь он был простым рабочим, шахтёром…, и учителем от Бога.

 

Тем временем отцу на работе дали отдельную 2-х комнатную квартиру по улице Завенягина 4. Там проходила моя молодость…, и появился первый мой ансамбль. Но музыканты в нашем училище уже были, и пришлось искать возможность творческой реализации где-то на стороне…. И нашли мы эту возможность в …милиции, где были инструменты, но некому было играть на них. В то время все милицейские торжества не обходились без нас какое-то время. Таким был исток моей музыкальной области жизни.

Позднее и прямо рядом с моим домом нашлось общежитие, где так же, были инструменты, и не было музыкантов. А в то время КПСС строго спрашивала за проведение вечеров отдыха для молодёжи, и мы были очень кстати, причём, бесплатно. Вася Киприн, Юра Акулов, Валера Хан, (я второй справа), и Витя Казаков это первый состав моего первого ансамбля. В то же время начались и посещения нами свадеб в качестве музыкантов, и порой, уже не бесплатно. Люди советские были гораздо более щедрыми….

В то же время мы познакомились с девчонками из мед-училища. Таня Абасова, Оля Бас, Люда Долганина, Люда Зарудько, Вера Петрова, и Лена Стеценко очень красиво пели под нашу музыку: “На Варшаву падает дождь…”, - такая была тогда популярная песня у “Весёлых ребят”.

 

                       .

 

 

Армия…

В 1974 году, закончив ГПТУ, я был удачно распределён на работу в АТКУС – Авто Транспортная Контора Управления Строительства, где проработав автоэлектриком год, сбежал от удачной работы в армию.

Почему сбежал…, потому что после ГПТУ положено было отработать три года по распределению, и только потом отпускали служить. А по рассказам бывших солдат, которых вокруг было много,  я знал, что лучше идти служить со своим годом. Но как?!

И был придуман хитрый трюк, как пробиться на курсы шоферов от военкомата…. У крутящихся рядом  парней я узнал, что получить запретное направление на медкомиссию в Военкомате было возможно у молодой секретарши с помощью шоколадки, что и было достигнуто. Непробиваемая советская броня, как правило, мгновенно таяла от комплимента и кондитерского изделия.

А когда я вернулся уже с медкомиссией оформляться на призыв, то прапорщик был, мягко говоря, не совсем здоров, и прошляпил, что я был из ГПТУ; он записал меня в группу ДОСААФ обучаться на водителя. Смекалка, находчивость и умение обходить запреты - всегда были и есть в крови славянских людей.

Ездить за рулём я умел с детства, поскольку отец хорошо зарабатывал машинистом ЖД, и была куплена машина “Москвич-403”. Самый первый раз он посадил меня за руль, когда ноги мои ещё не доставали до педалей, поскольку мне было 9 лет. Приятен оказался этот запретный плод, и я рулил 15 км, а отец похвалил меня за способность ухватывать всё на лету. Дело было на шоссе, далеко от города, мы ехали из Красноярска в Челябинск. Впоследствии, конечно, были и ещё уроки практического вождения, но первый запомнился на всю шоферскую жизнь.

Когда-то на месте металлургического завода в Норильске был аэропорт “Надежда”. И на этом заброшенном взлётном поле отец продолжал учить меня водить машину. И лет с 15-ти я уже ездил за рулём спокойно, даже перед ГАИшниками, поскольку знал все правила, и не нарушал их. Поэтому курсы ДОСААФ закончил легко и с отличием, и даже, дополнительные 10 дней учёбы на водителя дизельной машины. После этого дорога в армию стала открыта, хотя и с опозданием на год. Но этот разрыв в возрасте был уже терпимым.

Когда я проходил мед-комиссию на допризывном пункте в ДКШ, человек в погонах поведал, что меня ждут Железнодорожные войска. Никогда мне не доводилось слышать о таких войсках, и сказал, что не хочу в стройбат. Но мне ответили, что это очень строевая часть, и находится она в …Германии. И хотя, многие говорили тогда, что все подобные обещания всегда условны, в Чернигове, где рекрутов переодели уже в военную форму, оказалось, что тут учебка, где готовят водителей. А мы были уже с водительскими удостоверениями, отчего стало ясно, что здесь нас не оставят, а повезут куда-то дальше. И действительно, всё подтвердилось, нас отправили по ЖД в Брест, а оттуда в Германию.

 

Казарма наша была постройки древней, ещё даже до рождения Гитлера. Здание, отчасти напоминало старинный замок, где крышу украшали шпили, устремившиеся в небо. На крыльце была выложена надпись 1881.

Снимок этот - недавний. Очевидно, кто-то из позже служивших там же, ездил по “родным” местам, и поместил фото в Одноклассниках.

Три окна вверху на выступающей части дома – это те самые окна, за которыми я провёл 2 года, а под правым одно время находилась моя койка.

И машина мне досталась тоже очень древняя, КрАЗ-2014. Ездить она совсем не желала, и благостно себя чувствовала только стоя на колодках, и ни в коем случае не заводя двигатель. Но через год сменился весь автопарк, и мне достался новый КрАЗ-257Б. И вот на нём поколесить по Германии пришлось много….

Например, в Торгау я был на мосту через Эльбу, где Советская Армия встретилась с союзниками в Великой Отечественной войне. Трепет, помню, был тогда у меня душевный от присутствия в таком историческом месте. Я прямо физически ощущал эти события, как будто они происходили прямо сейчас…. И в знаменитой картинной галере Дрездена побывал, и в Лейпциг ездил за музыкальными инструментами для ансамбля нашего батальона. Словом, по сравнению с большинством солдат, я не сидел в затворничестве.

В армии все два года я был ротным секретарём комсомольской организации, и частые мои отлучки из части были нежелательны руководству. Замполит майор Чайка Валерий Александрович очень хорошо относился ко мне, поскольку я ещё и в музыкальный ансамбль части сразу прошёл по конкурсу. А музыкант – это человек замполита, что знали все.

Танцы в армии были один только раз, когда дочери офицеров взмолились и уговорили отцов-командиров устроить в спортзале танцпол. Но на офицерских торжествах мы создавали музыкальный уют постоянно. 1 Мая, 9 Мая, 7 Ноября, и Новый год – срочнослужащие ансамбля проводили в гаштете г. Аннабурга, в германской Саксонии. Гаштет (gaststätte) - так называются все рестораны и кафешки по всей Германии. И немцы, и наши (тайком) иногда угощали нас тёмным немецким пивом,  очень бархатным и нежным на вкус.  Да и чего покрепче перепадало иногда….

Если бы человек не выпивал, он бы многое понимал о самом себе в первую очередь…, но тогда это было за пределом моего мировосприятия.

 

Отпуск домой я получил (о, чудо!) за активное участие в художественной самодеятельности, - так это звучало официально. И отслужив полтора года, в 1977 году я прибыл домой на побывку. 10 положенных дней отпуска, и плюс 14 суток было на дорогу по необъятным просторам СССР, используя ЖД транспорт. Но я решил одолеть путь штурмом аэрофлота: самолёт Брест – Норильск был только с одной пересадкой в Москве. Потом считал, с момента выезда из части в Германии до своей квартиры в Норильске я добрался за 36 часов.

Было 10 апреля. Пасха. Мороз под 40…. Для Норильска это обычно. А вот, комендатура на выходе из электрички меня совсем не обрадовала. Неуставная форма одежды…, неотмеченные в военном билете значки…, всё это угнетало, и я не услышал, когда отпускникам предложили выйти из строя. Минут 40…, пока до меня дошла очередь.

Комендант прочёл в документах, что этот с иголочки одетый щёголь прибыл с полевой почты, и когда узнал, что я приехал аж из само́й Германии, зазвал меня в свой кабинет, поставил на временный учёт, посоветовав: “Приходи потом, ещё на неделю отпуск продлю”.  И я отправился домой, на радостях угостив комендатуру большой горстью жевательной резинки, которая в ту пору была на уровне иностранной валюты.

Дома меня не ждали. Служивый из Германии в буквальном смысле свалился на голову. Родная сестра Елена открыла мне дверь и спросила: “Здравствуйте, вам кого?” И тут же опомнившись, - “…иди маму буди”. Разумеется, ох-ов и ах-ов было много.

В эти дни меня посетило первое серьёзное чувство…. Мы были знакомы с детства, она на 3 года моложе меня, дочь машиниста ЖД, работавшего с отцом. Не буду называть её имя, потому что не сложилось у нас ничего…. Не судьба. Тогда я так считал. Впоследствии у Нострадамуса я увидел описание многих частных моментов своей жизни, и оказалось, что всё моё грядущее проложено заранее, и описано за 450 лет до моего рождения. Но тогда мне это было неизвестно.

…Отпуск продлять я не стал, вернулся в армию без опозданий, посетив на обратном пути даже родной Челябинск.  Заменяя поезд самолётом, и доплачивая копейки - времени хватало на всё.

Армия уже не казалась долгой, до возвращения домой оставались месяцы. На осенние праздники 1977 года наш ансамбль пригласили в Вюнсдорф – в Управление войск ГСВГ. У нас в составе был органист с консерваторией Боря Сергеев из Минска. Коля Карпов из города Ворсма, Лёша Шайкин из Волгограда, Саша Свищёв из Воскресенска, и руководил всем этим наш официальный солист прапорщик  Сердюк, с которым у нас у всех были дружеские отношения.

Перед увольнением в запас, меня вызвал замполит и предложил остаться на сверхсрочную, должность прапорщика, ходить в гражданской одежде, жить в Вюнсдорфе, и руководить ансамблем ГСВГ. Предложение было, безусловно, заманчивым, с двойной зарплатой (в Германии и в Союзе)…. Но я был влюблён…, и отказался. Наша разбитная востребованная капелла разъехалась по домам.

 

После армии…

Под влиянием своей девушки я пытался поступить в норильский ВУЗ, но слава Богу, - не поступил. Тогда я ещё не знал, что мне предписано жить в самом низу, как это описал французский пророк Мишель, что и было до самой пенсии.

После армии я работал в учебном комбинате ГорОНО водителем. Самое заметное…, тогда мне пару раз случилось посетить …тюрьму строгого режима – норильскую «Пятнашку», которая находилась почти в черте города, и откуда я забирал изготовленные там стеллажи для школ. Сегодня мне известно, что дух тюремных изделий пагубно влияет на психику детей, но ведь это никому и сейчас не доказать, и тогда было бесполезно.

Приметно, что Германия в мою жизнь вошла очень сильно, и потянула за собой шлейф германского духа. После армии был у меня год работы водителем на немецкой машине Магирус. Профессиональная германская электрогитара Eterna de Luxe, которая появилась в то время.... Усилитель Regent 30” тоже немецкий….  Полюбила меня приморская Европа.

Многие говорят, что армия - это вырванные из молодости годы. Но служба не съела у меня пол здоровья, зато развила музыкальное умение так, что меня сразу взяли в профессиональный ансамбль "60 лет Октября" г. Норильска. Артист оркестра – так официально звучала эта должность. Гитара, вокал, - основное моё занятие, которому я отдавал тогда душу.

Танцевальный зал, только что открывшийся в Норильске, сразу обрёл популярность. Вместимость была определена 450 человек, но билетов продавали вдвое больше, и всё равно их не хватало. Жаждущих попасть на танцы к ансамблю “Март” было ОЧЕНЬ много. Организатор всего мероприятия - Миша Холопов. Музыканты - Сергей Захаров, Валерий Гантимуров, Александр Карасёв, Евгений Гусев, солисты – Александр Обеднин, и Людмила Колесник, - это постоянный состав. Но были и другие музыканты, проходящие.

Танцевальный зал проработал всего год, но думаю, что до сих пор ансамбль “Март” старожилы помнят. Спасибо директору кинотеатра Марте Романовне Домниковой, добившейся открытия зала, хотя и всего на год. В нашей стране все с детства привыкли, что если и бывает что-то хорошее, то это ненадолго.

 

Закончив курсы машинистов ЖД, я стал работать помощником машиниста на электропоезде. Основной маршрут Норильск – Дудинка. Один вагон был закрыт для всех едущих, как правило, когда пассажиров случалось немного. И по инициативе старшего машиниста Александра Дога в этом вагоне работал видео-салон. Золотой был период….

Но судьба зорко следит за каждым человеком, и согласно ей оказалось, в 36 лет я был должен уехать с севера к родителям в Шушенское. Это было очень сложно в те дни. Настолько сложно, что не удалось даже отправить контейнер из Норильска, хотя он был мне положен бесплатно,  за счёт комбината. Но тогда пришло время революций, смещения высших лиц государства, разграбления остатков СССР…, и я уехал с Крайнего Севера ни с чем. Всю жизнь мне довелось жить, не считая деньги в кармане, и вот, остался без копейки. Квартиру однокомнатную я продал, но пока с весны до осени ждал контейнер, деньги улетучились, поскольку я жил не экономно, а цены росли вулканически. И хотя в отчий дом я переехал уже нищим, воспоминания о Севере сохранились очень тёплыми, где пока оставалась семья сестры с двумя  сыновьями.

 

 

Жизнь в Шушенском…

Пришлось мне в своей жизни встречаться и со спиртными напитками. Актёр Ян Цапник сказал однажды: Когда ты один, алкоголь тебя победит. А когда у тебя есть семья, у водки гораздо меньше шансов. Это правда. Но в ту пору у меня не было ещё семьи.

И даже не приходило в голову, что жизнь моя заранее утверждена, и все вехи её предписаны Небом. Обилие алкоголя, табак, и свиное мясо – наглухо закрывают человека от правды жизни. А если бы я “проснулся” раньше, то в советские времена меня ласково встретила бы психушка, поскольку в СССР очень строго следили за  идеологией, и активизация разговоров о Боге не была бы допущена. КГБ не дремал никогда.   

 

После переезда из Норильска, я сразу попал в инфекционную больницу с гепатитом, или с “желтухой”, как называют её в народе. И после этого надо было отказаться от потребления свинины. Всего несколько месяцев прошло без этого мяса, и я вдруг ощутил себя другим человеком. Изменилось восприятие мира, даже …цвет неба стал другим - более ярким, сочным…. Тогда я понял, что именно свинина мешала видеть это всё раньше. А прочтя внимательно Библию, я увидел, что данное мясо есть вообще не рекомендуется, если жить хочешь (Ис66:17). 

Так же, я вынужденно перестал принимать алкоголь, и обстоятельства жизни стали другими вокруг меня. Формула Жизни: «Измени себя – и изменится весь мир», - подтверждалась в реальности. Свинина и крепкие напитки – оказались главными врагами. А вскоре пришли силы и бросить курить табак.

Параллельно этому я стал уходить от мирских мероприятий. Не видел больше смысла ходить на выборы во власть, где всегда висят плакаты с радужными перспективами счастья, но ничего обещанного народ не видит, и в капитализме никогда не видел. А люди всё равно ходят и складывают листочки своего будущего в урну. Но я решил своё будущее в урну не скидывать. Много позже пришло такое определение: в пик тёмной эпохи законотворчество похоже на обновляющиеся ежегодно листья деревьев. И я перестал видеть в выборах смысл.

Работать на новом месте я устроился электромехаником в РОНО. На самом деле, это только должность называлась столь величаво, а на самом деле – обычный электрик.

В то же время меня увлекли эзотерические исследования. Ещё в Норильске я прошёл обряд крещения в православной церкви, после чего тут же понял, что о духе человеческом  попы не знают вообще ничего. И пришлось искать другие духовные источники. Съездил на довольно дорогой семинар в Новосибирск, где впервые прочувствовал свои энергоцентры. Это было удивительно, но я их ЧУВСТВОВАЛ! А что чувствуешь, - отрицать невозможно. Очень яркое впечатление было тогда. Пришла абсолютная уверенность, что я – это не тело, а дух.

Очень постепенно, но куда-то пропало и чувство страха смерти. Это было удивительно, но раз Христос воскрес в после-смертном духовном теле, и все ЭТО видели, то и люди живут вечно, ведь мы все - подобны Богу.

 

Всю жизнь свою взрослую я не понимал, почему я мужик, способный выполнять практически любую мужскую работу, никак не могу сойтись с какой-нибудь женщиной. И вот, в то время я познакомился с Людмилой. Она пришла ко мне в группу на занятия по эзотерической практике, которые я бесплатно проводил в зале Шушенского Дома Творчества с разрешения дирекции. Группа была небольшая для посёлка, но какой она дала эффект!

Люда на первом же практическом занятии поняла, что стала ясновидящей. У неё на связи появился Учитель – так он себя называл, – и говорил он только правду. И мы знали, что незримый Учитель был и у Рерихов, и у Блаватской, так что, ничего удивительного не было. С тех пор мы стали встречаться с Людой всё чаще и чаще, пока …не дошли до ЗАГСа.

В 1997 году денег в кармане не было совсем. И чтобы подать заявление на основание семьи, нам подарила 100 рублей одна пенсионерка, Алла Логиновна Осадчая, золотая женщина, очень нас уважавшая. Таким образом, на регистрацию у нас ушло 83 р., а на остальные 17 рублей - мы гуляли свадьбу. Никаких обручальных колец и прочих условностей – не было.

Знакомая Наташа Бабаркина - такая же ясновидящая - стала нашей свадебной свидетельницей. А домой к нам в день свадьбы зашли случайно Саша и Аля Луговые. 21 марта, 1997 года мы с Людмилой стали законными мужем и женой…. А через год родилась дочь Алина, которая сегодня уже выросла.

С деньгами было совсем никак. Когда появилась на свет дочь в 1998-м, не было возможности купить даже детское мыло. Мы дали в бесплатную газету объявление обменять что-то на этот необходимый предмет детской гигиены, а так же, пелёнки, ползунки…. И однажды вечером у нашего дома остановилась машина, и человек просто отдал вышедшей тёще свёрток, где было всё необходимое. Андрей Удалов – спасибо ему, - прочёл в газете наш адрес, и привёз. Страшно жить в стране, где Главное Управление земной жизнью - церковное руководство - не способно отличать правого от левого, поскольку оно само не выполняет Закон Божий.

 

Скоро в этой церкви таки начнётся антракт, который уже не закончится, и плавно перейдёт в длительный похоронный марш, поскольку диагноз прогрессирует и усиливается уже 1000 лет, и Богу надоело терпеть.

 

Выйдя из состояния законсервированного индиго, в то время я уже написал поэму “Ангел вострубил…”, и мне хотелось показать её какому-нибудь творческому человеку. И вот, в ту пору в Шушенское приезжала кинорежиссёр Алла Сурикова, и мои друзья дали ей почитать мою поэму. Резюме её было вполне ясным: “Никто не знает, от кого исходят эти пророчества. От Светлых сил или тёмных”. Стало понятно. Что помочь с изданием она не сможет.

У меня не было чувства упрёка в её адрес, поскольку дверь к людям, как впоследствии я прочёл у заслуженного пророка Мишеля, для меня только одна, о  которой говорить открыто пока не могу. Придёт время, люди сами увидят, и многие могут счесть меня предателем. Увы, но так предписано Свыше. А пока же…

Незадолго перед этим жили мы в доме у тёщи, которая своими наставлениями раздражала меня очень сильно. В те времена, уже заканчивая с эзотерикой, и начав писать поэму, я спросил у Бога, - что мне делать с раздражением? И в ответ мысленно пришло: Думай! И как-то само собой всё вышло тогда. В одной из ситуаций, когда я был зол на тёщу, то спросил у Бога: О чём тут думать? И в этот момент раздражение вдруг исчезло, как и не было его. Это было ЧУДО!

Как только меня охватывало зло, я тут же мысленно звал Бога, и зло пропадало. Через полгода я заметил, что слова тёщи уже не вызывают у меня раздражения. Я стал равнодушен, и чувствами никак не реагировал на источник зла.

Этот новый, никем не описанный метод, я пытался рассказать всем. И не смущало меня, что метод никем не испробован. Мы всё всегда начинаем делать что-то вдруг! Вдруг начинаем выращивать кукурузу Хрущёву, вдруг строим БАМ, вдруг перестаём выпивать даже на свадьбах…. А почему бы нам не стать вдруг счастливыми от победы над своим внутренним злом?

Это духовное действие даёт широчайшие возможности. И тогда я уже знал, что по древнему гороскопу Друидов мой день рождения 23 сентября обозначен, как день Оливы. А “помазанный маслом оливы” переводится Библией, как Христос. Это обнадёживало….

 

В словаре, который находится в самом конце любой канонизированной Библии, есть слова “помазанник” и “помазать”. Оттуда и взято пояснение об Оливе.

 

Примерно в то время я и понял, что меня и всех моих близких защищает само Небо, что подтвердил нам такой случай…. 

  Как-то раз, мы с женой сдали дом в бесплатный наём. Сам я уехал на заработки, а супруга с детьми поселилась у своей матери на тот период. Когда же подошло время возвращения, и мы попросили съёмщиков освободить наше жильё, то они отказались. Более того, последовали угрозы, - мол, если мы не согласимся продать им наш дом, то может случиться что-то плохое с нашей маленькой дочерью. После такого заявления, мужчина-съёмщик вдруг безвременно погиб, а сожительница его тут же сбежала. Человек, выполняющий Завет, достоин уважения и защиты со стороны Высшего Духа.  Подробнее здесь.

 

Вспоминается и такой случай. Ещё в период моего увлечения эзотерикой нашу группу попросили покинуть Дом творчества, и мы договорились провести несколько публичных практических занятий в центральной библиотеке Шушенского. Людей на оздоровление приходило много, не знали где их разместить. Это были обычные занятия по медитации всего минут на 40 полежать в созерцании, после которых однажды я услышал восторженный голос девочки-подростка: «Мама, я летала!»  Мы с женой становились популярными в посёлке, и …нам поспешили запретить проводить занятия в библиотеке. Краем уха я услышал в гардеробе, что оказывается, мы берём за это огромные деньги…. Это была ложь, но поганым слухам у нас верят всегда и сразу.

Вскоре я поехал на заработки куда-то в Бурятию, на золотой прииск, но тогда золото мне не далось, и проработав три недели, медики определили у меня повышение артериального давления. И пришлось вернуться восвояси.

Потом был снова Норильск на 7 месяцев, откуда я так же вернулся нищим. А потом Люда познакомилась по письмам с человеком из Краснодарского края, пригласившим нас приехать …на постоянное место жительства к нему в единомышленники. Он организовывал общину людей по книгам об Анастасии  (Владимира Мегре), и мы решились. Всё произошло, повинуясь чувствам, а не голове, но судьба для некоторых, как рельсы, с которых не свернуть…. Мы продали два дома в Средней Шуше (свой и сестры Елены), и в 2003 году уехали в Краснодарский край, к неизвестному человеку.

Не буду описывать все наши приключения, но жили мы в Лазаревском на случайных заработках, хотя деньги на покупку недорогого жилья были. А в 2004 году удалось купить дом в посёлке Кутаис, всего за 10 тысяч. Мы без помех, что удивительно, прописались в Краснодарском крае, и были довольны. И работа в Кутаисе нашлась. Люда пошла в школу на кухню, а я туда же устроился ненадолго работать завхозом. Стало полегче, хотя всё равно, с питанием было трудно.

 

И сначала я даже не обратил внимания, но место жительства моего снова оказалось на границе Европы с Азией, то есть напоминало мне место моего рождения на земле. Только, теперь граница была южная, но так же, живу в пограничной зоне, на горах….

 

Пробовал я искать работу в Горячем Ключе, но безуспешно. И Люда не выдержала такой жизни, уехала в Горячий Ключ, и стала торговать на рынке, признавшись мне, что больше она не верит в духовный путь. Начался этап её духовного падения, предписанного Судьбой….

Наша разница в возрасте 13 - 14 лет – была очень благоприятна для супружества, чему я даже обнаружил вдруг подтверждение восточных мудрецов. Такой же точно перепад лет был и в счастливом союзе Пушкина с Гончаровой. Вообще, много обнаружилось удивительных жизненных совпадений с прославленным поэтом-гением, которые уже обнародованы. Мой разрыв с женой произошёл, и спорить с судьбой было бесполезно….  

К тому времени, кроме пророческой поэмы “Ангел вострубил, у меня было написано ещё много стихов и несколько книг в прозе. Но французский пророк мне давно сообщил, что будет развод, и расстанемся мы с женой. Людмиле я не говорил об этом, и вообще никому. Но сам знал,  что уход жены - это её работа сейчас. У неё такая же суровая воинская судьба, ведь мы оба на передовой в войне Бога с сатаной. Приходилось терпеть и походно-полеввые условия, и вынужденное одиночество….

 

Москва…

И однажды, в тот момент острого безденежья меня позвали на работу в Москву…. Знакомый Олег Александров принял участие в моей жизни и помог. Он пригласил меня к себе в квартиру, и в Москве нашлась работа.

Правду говорят, что Москва благосклонна только к тем, кому она покорится. Но вначале этот город всегда пытается угнетать человека, заставить его уехать…. И мне пришлось испытать это на себе. Сомнительная фирма, куда я попал работать электриком на стройку, обещала одну зарплату, но платила только половину от обещанного, и через 5 месяцев я бросил эту контору.

Снова начались поиски работы. В другой строительной фирме платили уже терпимо. Хватало и на нормальное питание, и домой на 10 дней каждый месяц мог съездить. Да и Олег, у которого я жил иногда между вахтами, кормил меня бесплатно. Я даже смог купить себе свой первый подержанный ноутбук, который был мне очень необходим. Написанных текстов было уже очень много, и требовалась быстрая их обработка….

Жил я в Москве у Олега, в районе Жулебино. Знаменитое место. Во время войны там стоял авиаполк Василия Сталина. С Олегом Александровым мы оказались борцами за светлое будущее для русского народа. И только методы у нас отличались. Олег боролся со вторичной ступенью власти - с чиновниками, а я с главным очагом влияния – со структурой антихристов РПЦ.

Олег в 2006 году предложил мне издать книгу с популярной уже в интернете Дианой Меркурьевой, это был мой первый псевдоним. А так же, и поэма “Ангел Вострубил” вошла в это первое книжное издание. Тираж был 2000 экземпляров, но как её реализовать – я не знал, а Олег не хотел брать патент на торговлю, и некуда было деть тираж, который с тех пор так и хранится у Олега.

 

Последняя моя работа перед пенсией – охранником. Держали мы под колпаком стройку в подмосковном селе Глухово. Место соответствовало названию. Мой пост был окружён дорогами с грязью по колено, и никакие проверяющие до меня не добирались. Игорь Анатольевич Губанов – мой руководитель, работник КГБ в отставке – знал, что я трезвенник, и мне можно доверять. Золотое было время при хорошей зарплате, и никакого начальства.

В тёмную эпоху на земле существует закон: чем меньше работаешь – тем выше зарплата. Но был и плюс для меня в том. Я целиком отдавал себя катренам Нострадамуса, которые очень постепенно и дозировано, но открывались.

Когда стройка закрылась, и я попал под сокращение, то долгое время уже не мог найти работу. Потом нашёл на несколько месяцев, и снова у Губанова. Проработав около полгода, вдруг началось повышаться давление, как когда-то на золотом прииске, и я понял, что надо увольняться. Давно уже стало понятно, что если здоровье не даёт, то это увольнение по воле Свыше.

После этого я жил у Олега в Жулебино до самого выхода на пенсию, которую и получил в 2011 году почти 15 тысяч рублей. Не так уж и много для пенсии северянина, но вполне нормально для жизни в деревне, куда я и переехал пока на постоянно.

 

Когда-то в газете я прочёл случай, происшедший с Игорем Тальковым. Он летел в самолёте, и вдруг, в воздухе произошла авария. Все испугались, поднялась паника…, но Тальков успокоил пассажиров, сказав, что он погибнет от пули, а не разобьётся в авиакатастрофе. И лайнер нормально приземлился. У Талькова было уже две смертельно опасные ситуации, и он интуитивно знал, что третью не переживёт. Высоко духовные люди чувствуют, - что, где, как, но очень редко - когда….

В моей жизни было не три смертельно опасных случая. Их было около двадцати, когда мне реально «светило» погибнуть, и не случалось. Во многих ситуациях я получал лишь ушибы. И спрашивал себя: Зачем судьба меня так бережёт? Может быть, мне предстоит сделать что-то значительное в жизни? Но если я простой работяга, то что я могу? Такие вопросы крутились в голове, и не приходили на них ответы.

 

Я вдруг осознал, что счастье страны зависит совсем не от президентов или генсеков. Оно зависит изначально только от церкви, - от качеств души церковного главы и приближённых его, если церковь возвышена в обществе.  Это так же, как отношения отца и сына. Если отец алкоголик – сын вырастет, вероятнее всего, таким же. Отец банкир – и сын станет банкиром. А если верховный поп не выполняет Завет – вся страна будет катиться только вниз.

А если духовный глава кристально чист перед Богом, то и в стране растёт душевная чистота у людей. И если мы видим только падение в грязь, рабочих не считают уже за людей, то кто руководитель духовный? Не враг ли Христа и его Заветов? Ведь начальники церкви эти Заветы вообще не выполняют,  это уже доказано, и отрицать факт не сможет никто.

В течение десятков капиталистических лет под тайным влиянием духовенства вера Богу умирала по чуть-чуть, но на всю голову уверенно. От этого дуновения больное образование загоняло детей, как можно дальше в нечисть, и ещё глубже. Страна была взята на гоп-стоп…. Словом, всем куда-то идущим, жизнь чесала нервы против шерсти, и народ переставал реагировать на гаишников в рясе.

И созревал многовековой вопрос: «Что делать?» Ведь эти рясы уже устанавливают вокруг себя неприступные земные заборы в законодательстве. Надежда оставалась только на показательное действие Закона Божьего. И в конце концов я пришёл к выводу, что церквей быть вообще не должно. Бог не терпит земных наместников. 

 

 Прочтя Нострадамуса, я узнал, что никто не сможет меня ни убить, ни как-то помешать. Любая помеха на моём пути будет лишь создавать мне популярность, а потом исчезнет навсегда. И многие моменты Библии указывали на положительный исход для людей в этот раз. И я это чувствовал так же….

И вообще ощущаю, что применительно к земным понятиям, сейчас я нахожусь в длительной командировке с отрывом от производства. Хотя, в моём случае отрыва никакого нет, я выполняю свою работу, но сейчас, когда пишутся эти строки, я здесь …не весь. Мой дух не целиком в моём теле, как не целиком он был в своё время в Нострадамусе, в Пушкине…. Дух – вечен, как и человеческое «Я», и даже наглядное пособие аналога тому уже есть…

 

                    .

 

Но мой дух придёт в моё тело в этот раз целиком, и это я знаю уже давно. Каждый человек, начав работать, получает несколько месяцев испытательного срока. Так же, и труженник Небесный испытывается на стойкость духа, и очень жёстко - годы. Небо не может допустить слабого в чём-то человека к работе с падшим населением. Во всяком случае, меня не допустят, и я это знал заранее.

Сегодня, когда я публикую эти строки, на дворе 14 апреля, 2015 года, день Пасхи. Великая перемена ждёт эту планету…. И кто-то неожиданно увидит своё удивительно прекрасное будущее….

 

 

Евгений Г. Гусев

14.04.2015 года

 

 

 

 

P. S.

Благодаря многочисленным читателям, и популярности в народе поэмы «Ангел вострубил», в ноябре 2015 года мне предложили дать рекламу в газету «Оракул», и несколько строк из пророческого произведения. Номер «Оракула» вышел 14 января, 2016 года.

P. S. 2  С января 2016 начались статьи о том, что сбылось за 15 лет из поэмы «Ангел вострубил». 

 

 

P. S. 3

Описание жизни дано с небольшими сокращениями, не имеющими принципиального значения. С течением времени и появлением каких-то  событий текст может быть дополнен.

-

Пророческая поэма «Ангел вострубил»   читать,  скачать

 

 

 

 

 

 

 

    

 

 

 

 на главную

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  

 

  

Евгений Геннадьевич Гусев

 Псевдонимы:

Диана Меркурьева, Пётр Романов-Римский, Petrus Romanus.

Автор пророческой поэмы «Ангел вострубил»

 

 

http://nebesa.pro/

 

                 

 

          

                  

 

 

 

 

 

 

Рейтинг@Mail.ru Flag Counter

Счётчики установлены в декабре – январе 2015-16 гг