В делах веры и спасения требуется детское приятие Божественной истины

Как часто сейчас люди говорят о том, что ко всему, в том числе и Заповедям Божиим, нужно подходить с умом, размышлением, убеждены в том, что нельзя подходить безоговорочно к Заповедям, так как часто есть исключения.

На мой взгляд, если в жизни многое требует рассуждения, то Заповеди требуют выполнения. Исключения ищет ум возмутившийся.

Возьмем, к примеру, тему о лжи, лукавстве. Часто можно слышать о «святой» лжи – лжи во спасение. Здесь приводят случаи о том, что смертельно больному человеку лучше, гуманнее солгать, но не говорить о том, что он умирает. Но кто же из нас людей может сказать наверняка умрет этот человек или останется жить чудесным образом? Мы не знаем об этом. Сколько в жизни таких чудесных исцелений происходило и происходит! Никакой необходимости говорить тяжело больному человеку о том, что он умирает, нет, и никакая ложь здесь не требуется.

Другой пример, который приводится в оправдании лжи, это разведчики, попавшие в плен. Они не могли выдать своих, поэтому давали ложные показания врагу… Давайте не будем судить о разведчиках, которые были в действительности, спасали жизни других своими поступками, своим выбором – вечная память и слава героям(!), а попробуем посмотреть на ситуацию теоретически.

Разведчик-христианин попадает в плен, и перед ними стоит вопрос: солгать и спасти, возможно, этим многие жизни своих соотечественников или сказать правду и, возможно, остаться в живых… А, может быть, есть еще третье? Просто не отвечать, молчать… и не лгать. Может быть, это третье и более верно, если рассуждать о совершенстве (а именно к нему призывается человек Господом)? Во всяком случае, возможность не лгать и в этом случае остается.

И опасность с исключениями кроется в том, что соглашаясь с частным, исключением из правила, что иногда ложь оправдана, лгать можно, человек переносит это на общее, на правило – и тут солгать можно, и здесь, и там ничего страшного.

Помню, раньше, когда я читала Библию, часто встречалась с местами, которые были мне не понятны, и ум мой восставал. Тогда я его (ум) останавливала и думала, что если я сейчас этого не понимаю, это не значит, что это не верно. Пока я принимаю это без понимания, просто потому, что Библия – истинна и Слово Божие – истинно. Проходило время, и мне становился понятен смысл тех мест. Это не было ни раз и ни два… Это случалось часто… Получается, такой подход верен? В делах веры и спасения требуется детское приятие Божественной истины, а не философия, как говорил Святитель Феофан Затворник.